Бухара

Бухара — «опора Ислама», так на протяжении более тысячи лет называли город сотен духовных учреждений, святых мест и связанных с ним удивительных легенд.

img_img_tours_images_1_7804Старинные фотографии запечатлели волнистые цепи зубчатых стен (в пределах которых город просуществовал более двух тысяч лет), бугристые купала базарных сооружений, сверкающие порталы и купола мечетей и медресе, доминирующий силуэт минарета Калян над плоскими сотами жилых кварталов. На протяжении всей своей истории город неоднократно горел, разрушалсяи снова на руинах возрождалась жизнь. Пятнадцати метровая толща культурных напластований под современным асфальтом — это ли не доказательство бессмертия благословенного города! В нее вросли сохранившиеся здания X — XII вв., такие как мавзолей Саманидов, мечеть Магоки Аттари. В Арке — древней цитадели начиналась древняя Бухара, основание которой легенда приписывает Сиявушу: «Он (Сиявущ) украсил город высоким дворцом, садами плодовыми и цветниками драгоценными». Именно здесь, считают исследователи, была колыбель арийского мира. Именно здесь, утверждали древние историки, расцвел рыцарский церемониал.

В X в. Абубакр Наршахи в «Истории Бухары» очень живописно описал картину жизни правительницы Бухары VII в., вдовы бухархудата царицы Хатун. Дважды в день её вывозили из цитадели на Регистан, где она садилась на трон в окружении двухсот молодых людей из знати. Они стояли в два ряда, опоясанные золотыми поясами, с саблями, привешенными к поясу. Вечером они возвращались в свои селения, уступая  сказочно быстро. Духовенство, пользуясь покровительством монголов, строит медресе и мечети. И уже в XIV-XV вв. Бухара становится религиозным центром страны, благодаря деятельности Бахауддина  Накшбанди. На некоторое время столичное первенство переходит к Самарканду, но уже с XVI в. Бухара снова обретет статус столицы узбекского государства шейбанидов и аштарханидов.

Арк

1617751В этой цитадели начиналась более двух тысячелетий назад древняя Бухара. Здесь, по преданию, находилась могила Сиявуша, легендарного основателя города. Здесь жила и правила в VII в. н. э. царица Хутак Хатун, хитростью и дипломатией в течение нескольких лет оборонявшая Бухару от арабов. Средневековый  историк Наршахи писал об этих событиях: «Аллах вселил страх в сердца неверных, и они ушли, не приняв боя».

Остатки бывших крепостей и дворцов скрыты в археологических слоях Арка. В позднее средневековье здесь обитали бухарские эмиры. Рядом с воротами, со стороны площади Регистан висела огромная плеть — камчин, как грозное напоминание о власти эмира. От прежней плотной застройки в Арке сохранилось лишь несколько зданий. На верхней террасе Арка — Нагорахане круглосуточно исполнялись  макомы. Трофейные часы — куранты (сделанные в XIX в. пленным итальянцем Орланди) звонили каждый час на колокольнях и пять раз в день в галерее появлялись азончи, возвещавшие о начале молитвы. Во время Рамазана или Курбана и других праздничных событий играл оркестр с четырехразовой сменой занавеса и одежды музыкантов — светлые, желтые, багряные и темные. Площадь перед входом в Арк — Регистан была главной ареной всех событий города, не раз она обагрялась кровью.

Мавзолей Саманидов

1824ab935a9769063687e1bca8d266c9ce599fea_bigВ IX в. в период правления Саманидов передовые идеи просвещения, искусства, прославления человеческой личности ярко отразились в архитектурных сооружениях. В мавзолее Саманидов не найти ни цветных облицовок, ни росписей, он впечатляет лаконичной изысканностью форм, а искусная кирпичная кладка  напоминает узорчатое плетение. Благодаря этому узору приземистое здание кажется легким, нарядным, наполненным светом, наглядно олицетворяя бессмертные рубайи современника Омара Хайяма:
Мы — цель и высшая вершина всей вселенной,
Мы — наилучшая краса юдоли бренной,
Коль мирозданья круг есть некое кольцо,
В нем, без сомненья, мы — камень драгоценный.

К святой могиле Исмаила Саманида стекались ищущие правосудия, считалось, что и после смерти он не ушел от дел управления государством.

Медресе Абдулазизхана (1652)

abdulaziz_khan_madrassah1-1В прошлом столетии оно называлось медресе Заргарон, так как было построено рядом с базаром ювелиров, напротив медресе Улугбека. По замыслу строителей оно должно было затмить своим творением прекрасное сооружение зодчих 15 в. В нем поражает разнообразие декоративного убранства как главного фасада, так зимней и летней мечетей. Усилиями архитекторов и художников создано удивительно яркое праздничное сооружение с довольно светлыми и удобными худжрами для учащихся. Их творение, сияя многоцветной орнаментов, стоит безмолвным символом нестареющего всепобеждающего искусства.

Ансамбль Ляби Хауз (XVI- XVII)

1447355308_9ecc8c115c29bbabe90c15dc7dda1767В состав ансамбля входили крупнейшее в городе медресе Кукельдаш (1568), рядом с ним медресе Кози Калона Насреддина. Напротив два здания, возведенные на средства ханского визиря Надира Диванбеги — медресе и ханако Диван — беги. Между ними расположен крупнейший хауз Диванбеги. Хауз во все времена — наиболее любимое место всех жителей Бухары, всегда страдавших от жары и зноя. Венгерский ученый Арминий Вамбери в середине прошлого столетия, описывал Ляби Хауз Диванбеги, как самое прелестное место в Бухаре, в тени прекрасных вязов которых в чайной лавке около огненных русских самоваров можно было послушать меда, принять участие в религиозных диспутах, о которых так красочно говорят ар-Рауф Фитрат в «Рассказах индийского путешественника».

Медресе Мири Араб (1535 — 1536)

12В «убежище Ислама» был около 180 больших и малых медресе, среди них Мири Араб — одно из крупнейших. Оно было построено по заказу шейха Абдуллы из Йемена (Мир Араб) на средства Убайдуллахана. Древние зодчие оригинально придумали внутреннее освещение. Садриддин Айни писал: «Когда с дневного света входили сюда… казалось, что призраки разбегаются и замирают в углах. Окон не было, лишь алебастровая панджара выходила внутрь огромного купола над мечетью Мири Араб, и, если взглянуть туда, страх возрастал, словно заглядываешь… в потустороннюю сферу мироздания». Но именно это медресе дало мусульманскому Востоку наиболее просвещенных деятелей религиозной науки, поэзии, культуры.

Таки (Торговые Купола)

4997051Бухара, наряду с мечетями и медресе, всегда славилась своими базарами, располагавшимися по главным магистралям. Стесненные лавками, ремесленными мастерскими они всегда кишели толпой всадников и пешеходов, скоплением груженных арб, верблюдов. Еще недавно здесь можно было купить все: от тончайшей фарфоровой посуды, индийской кисеи до эффектныхмальтийских шалей. Над пересечением базарных улиц строили базарные купола типа пассажей.

Базарный купол Таки Заргарон (ювелиров) разделял улицу между ансамблем Пои Калян и Кош медресе (Улугбека и Абдуллазизхана). На этой трассе сохранились еще два торговых пассажа, оставшиеся от конца XVI в. — Таки Тельпак Фурушон (продажа головных уборов — тюбетеек, чалм), Таки Саррафон. Под сенью купола Таки Саррафон совершались валютные операции, где индусы — менялы, без всяких затруднений меняли, скажем, фунты стерлингов на золотые турецкие лиры. Какое же это было живописное зрелище, по описанию всех путешественников: бухарцы, с их ослепительно белыми тюрбанами, в шелковых халатах,  длиннокосые китайцы в широких кафтанах и юбках, тур¬кмены в высоких папахах, индийские парсы в шитых золотом туфлях… Все эти магистрали особенно оживлялись в дни богомоления, когда толпы, увлекаемые муллами и кортежем эмира и его придворных, устремлялись в загородные мечети. Во вторник и среду они направлялись через мазарские ворота на Бахаутдин.

Медресе Улугбека (1417)

DSC03399«Над кругом людей, осведомленных в книжной мудрости, да будут каждый миг открыты двери божьего благословения». Эти слова начертаны над входом медресе построенного внуком Тимура — Улугбеком, выдающимся математиком и астрономом. Строитель медресе — зодчий Исмаил, сын Тахира, исфаганец, умело сочетал архитектонику с декоративным убранством. Поэтому, несмотря на скромный орнамент главного фасада, астральные мотивы, его отличает от других 180 медресе особая изысканность, ясность архитектурного членения. Тихая монастырская жизнь протекала в молениях в мечети, лекциях – в дарсхане, беседах в тенистых лоджиях — галереях.

Чор Бакр

kalaya-598547В Бухаре было распространено поверье, что всякое желание может исполниться, если в один день будет совершено паломничество к четырем мазарам, где похоронены святые, в составе имен которых есть имя Бакр (Абу Бакр Саъд, Абу Бакр Исхак и т.д.). Именно поэтому столь популярен мазар на могиле родоначальника джуйбарских ходжей Абу Бакра Саъда, ставшего известным под название Чор Бакр, хотя там похоронен один из них. Правнук бухарского суфия ходжи Ислама Джуйбари (16 в.) не пожалел труда на благоустройство мазара. «В четырех частях (чар баг) этого сада посажены и другие деревья… От ворот города на расстоянии приблизительно одного фарсаха (6 км) провели два арыка, по обочинам которых посадили деревья». Эта зеленая аллея — Хиабан соединяла Чор Бакр с Бухарой.Застройка Чор Бакра продолжалась длительное время. Вдоль традиционногокоридора возникла группа погребальных фамильных двориков — хазира. К нему обращен парадный центральный комплекс ханаки, мечети и др. Пространство между ними замыкают медресе. Масштабную значимость подчеркивает минарет.К фамильным склепам ведет вросшая в толщу средневекового кладбища узкая дорожка. В кирпичные ограды двориков встроены входные порталы — арка и айваны поминальных мечетей.